Как осуществить невозможное? Практическое руководство из первых уст

– Мы купили?

– Мы отдали все деньги.

– Так мы купили?

– Мы отдали все деньги. Но купили, да. Идет этап оформления документов.

Короче, мы отдали все деньги. И стали владельцами 3,5 га земли на индонезийском острове Сумбава с фронтальным видом на знаменитый остров Комодо. Всего в одном часе лета от Бали, прямые рейсы трижды в день. 

Документы подписаны, деньги заплачены. Теперь мы самые что ни на есть землевладельцы. А также пляже-песко-хозяева, разноцветно-коралло-собственники и живописно-утесо-держатели. Можно и подробности этого этапа осмыслить. Ведь вся эта история – нечто, по всем параметрам для нас совершенно невозможное. Невозможное, но все-таки осуществимое, как показало время и практика. Попробую разложить эту историю на составляющие.

Точка на пляже – это я. Миша фотографирует меня сверху, я не в курсе. Утес в окончании бухты – это локация для йога-зала (прямо на мысе) и ресторана (чуть глубже и чуть выше). Весь видимый пляж – это будущая территория ретритного центра. В правом углу под облаками – домашний вулкан. Фото сделано без фильтров и краски. На телефон. Больше фото в инстаграме

Мысли глобально, допускай невозможное

Все кажется невозможным, пока не будет сделано.

Нельсон Мандела

Сложно описать истинное значение масштабного видения и того, какие шоры застилают наш взгляд, будто незаметное полотно. Впервые я осознала этот феномен после первой поездки в Таиланд. Поездки по путевке, других я тогда не знала. Мне было 22, на дворе стоял 2005 год.

Во время того 2-х недельного посещения Юго-Восточной Азии ко мне каким-то чудом умудрилась просочиться мысль о самостоятельном путешествии. Я никогда об этом не слышала, не видела примеры. До смартфонов в каждом кармане, вездесущего инстаграма и всем надоевших селфи из путешествий должно было пройти еще почти 10 лет. А пока лишь шальная идея и открытая строка браузера, куда я решила ввести неожиданно пришедший вопрос: «Как путешествовать самостоятельно?»

Тогда на меня обрушился целый мир, сильно изменивший впоследствии всю мою жизнь. Я впервые приблизилась к пониманию, что правильно заданный вопрос важнее ответа, и еще долго спрашивала себя, что мне надо ввести в браузер, чтобы узнать о той реальности, о которой даже не подозреваю (рассказывала об этом в этой статье).

На мой взгляд, масштабное видение начинается именно с возможности задавать себе глобальные, порой кажущиеся безумными, по-настоящему большие, пусть неудобные или неожиданные, вопросы. Именно в этом аспекте подобное видение отличается от мечтаний и фантазий, которые как раз ни к чему не обязывают. Вопрос побуждает немедленно отправляться в путь, в то время как мечта лишь развлекает и тешит самолюбие.

Итак, все начинается с правильно сформулированного вопроса миру.

Осязаемая связь

Еще одна характерная черта масштабного видения – это его конкретная и осязаемая связь с текущим моментом. Пусть хотя бы тонкой веревочкой, но все ваши колоссальные задумки должны соединяться с конкретным «здесь» и конкретным «сейчас», иначе опять мечты, мечты, фантазии, а в них можно просидеть всю жизнь.

У нас такая веревочка – между мечтой построить свой ретритный центр и будничной жизнью – была, да не тонкая нить, а целый канат. Несколько лет силами небольшой команды мы проводили собственные выездные программы. Постоянно ездили из одного ретритного центра в другой, полностью выкупая их под наши группы на 10 дней. Плюс сами с мужем проходили собственные ретриты в рамках личной практики. Даже однажды осуществили рабочую экспедицию по центрам йоги, медитации и аюрведы, когда за месяц посмотрели более 25-ти мест в нескольких странах Юго-Восточной Азии. Нам было важно понять – какие именно предложения есть в мире, что из них пользуется спросом и что дает максимальную отдачу.

Мысль о нашем месте – собственном построенном ретритном центре – являлась в этом контексте совершенно естественной, хоть и абсолютно фантастической. У нас не было и нет больших инвестиционных средств на покупку земли и даже на долгосрочную аренду хорошего отеля.

Мы могли бы сказать: «Слушай, нам глупо соваться в эту историю и что-то там искать». Или: «Единственный вариант – смотреть в максимально глухом месте, где-нибудь высоко на горе, там еще можно найти землю за копейки». Но здесь как раз и включался масштаб, мы на полном серьезе позволяли себе допускать невозможное. Искали не просто компромиссный вариант, запрятанный глубоко в джунглях, зато доступный нам по карману, но дерзко (и глупо) надеялись на феерическую живописную историю, обязательно на берегу.

Земля в иллюминаторе

Тут я сделаю небольшое отступление на тему земли на берегу и всех остальных локаций. Стоит ли говорить, как эти варианты различаются по цене? Но сложность была не только в этом. По-настоящему красивые береговые линии в Азии (а я говорю о качественном белом песке, лазурной воде и удобном входе в воду без кораллов, водорослей и колоний морских ежей) плотно застроены или, как минимум, распроданы (скупщики сметают такую землю в надежде отдать втридорога). 400 тысяч долларов за 0,5 га на глухом крохотном острове Лояр близ Ломбока, острове без воды и электричества, зато с куском продаваемой земли прямо на берегу, в действительно удачном месте и с эффектным коралловым рифом – вот цены, с которыми мы имели дело, в том числе. И это только земля, на которой столько всего еще надо будет сделать.

Чтобы размер «невозможного» стал наглядным: наши силы сводились к 30–40 тысячам долларов за землю размером 0,5 га (меньше брать под наши нужды было бессмысленно). Максимум и с большим скрипом мы готовы были рассмотреть вариант за 60 тысяч – это все деньги, которые были у нас на счетах.

Еще один вариант, о который разбивались наши надежды, – это заповедные зоны, охраняемые правительством, на которых запрещена любая стройка. Когда мы находили прекрасный незастроенный угол и дрожащими голосами уточняли о владельцах этого места (как хорошо, что они нас дождались, ура!), в ответ получали только ухмылки. «Охраняемая зона! Без вариантов. Вас таких по 10 человек в месяц приходит. Думаете, тут все дураки? Да, давно бы забрали, если бы можно было».

Найти очень красивый вариант на берегу и по-настоящему уединенный – фантастика. Красивый вариант на берегу и доступный по цене – это вообще оксюморон. Но мы продолжали двигаться в сторону невозможного.

Невозможное vs Любовь

Основной причиной столь сумасбродных попыток была, как ни странно, любовь.

Мишина любовь к фридайвингу.

Именно она требовала от нас непременного нахождения на берегу или в непосредственной от него близости. Если бы мы просто строили йога-детокс-центр или что-то в таком духе – залезли бы на гору, как это делает подавляющее большинство коллег по всему миру, организовали бы трансфер до воды и жили бы себе припеваючи, атмосферу развивали. Но любовь к фридайвингу требовала воды, берега и желательно глубины от 60 метров и больше. Об этом обстоятельстве, которое забавным образом перечеркнуло наши поиски во всем Таиланде, – дальше.

Единственный компромисс, на который мы готовы были пойти с целью уменьшения стоимости, – это удаленность локации, которая позволила бы найти что-то по карману.

Невозможное vs Любовь + Профессионализм

Только на этом этапе достаточно безапелляционно включался мой внутренний маркетолог. Сильно нахмурив брови, он все же соглашался подвинуть важнейший принцип продвижения ресторанов, отелей и иже с ними под названием «место».

«Ок! – говорила я. – Пусть будет да-ле-ко-ва-т-о. Но тогда феерично красиво. Невозможно прекрасно».

Я понимала, что с нашими финансовыми возможностями, а вернее, с их отсутствием, мы сможем сыграть только в несколько удаленную логистику, потому что там в разы дешевле, чем на популярных направлениях, но тогда подайте мне сказку, шикарный пляж, непременно белый песок, умопомрачительный коралловый риф, восходы, закаты, ветер в волосах и причудливые раковины на берегу. Иначе я это просто потом не продам…

Нет, это не каприз. Это необходимый груз на другой чаше весов, чтобы избежать перекоса. Да, расположение не самое близкое и не самое известное, но зато сама земля – очень-очень красивая, девственно-нетронутая, царски уединенная. В этом есть необходимое равновесие. А если вдруг далеко и не феерически красиво, среднее, неплохо – это почти гарантированный провал, во всяком случае на русском рынке (а на западный еще нужно попробовать выйти). Зачем ехать дальше, если можно ближе? Нужна весомая, а лучше издалека заметная причина.

Так мы и скитались от острова к острову – искали доступный пляж, с одной стороны, и «феерически красиво» – с другой. Причем в какой-то момент выяснилось, что «слишком далеко» нам тоже не подходит.

Когда мы оказались на островах Банда в самом глубоком море в мире, добираться до которых буквально двое суток из Москвы, да еще и с возможными отменами рейсов без предупреждений и даже веских причин (не набралось достаточное количество человек на лодку), мы поняли, этот вариант – совершенно не вариант. К тому же «дешево» и «феерически красиво» там тоже было с натяжкой. Единственное, чего на Банде хватало с излишком, – это экзотики. Место славится на весь мир своими огромными стаями акул-молот. Сотни акул с характерными мордами прямо под тобой или рядом с тобой. Мишин внутренний фридайвер был заинтригован и возбужден, Олесин внутренний маркетолог просил его не беспокоить.

Параметр «далеко» мы тоже вычеркнули. Оставался максимум «далековато» при всех прочих равных про «дешево» и «красиво». То есть совершенно невозможно. Совершенно. Но мы продолжали допускать такой расклад.

Продолжение. Часть 2: Поднимись, утрись и делай, Часть 3: Кто не рискует, тот не владеет утесом, Часть 4: Чудеса случаются, или Метафизика осознанных перемен в действии

Олеся Власова

КОММЕНТ’АРИИ